Публикации о Гайдаре

 

Преступление Гайдара. «Правда» 5 апреля 1927 г., № 76

Гайдар, популярнейший в округе фельетонист пермской «Звезды», присужден к семи дням лишения свободы, замененным общественным порицанием. Причем нарсуд 2 участка г. Перми, разбиравший это дело, избрал мерой пресечения подписку о невыезде.

Для газетного работника общественное порицание – не легче семидневного заключения в исправдоме. Но, к счастью осужденного, общественного порицания не получилось. Наоборот, общественное мнение восстало против приговора суда. Общественное мнение оказалось на стороне Гайдара. Рабочие ряда крупнейших заводов, рабселькоровское окружное совещание, областная газета «Уральский рабочий» высказались в защиту Гайдара.

Подписка же о невыезде не имела никакого смысла. И не только потому, что Гайдар, работающий несколько лет в «Звезде», не думал и до суда о выезде, но и потому, что не было никакого резона уезжать и после суда, приговор которого имел для выносивших его последствия, неожиданные, прямо противоположные тому, на что судьи рассчитывали. Гайдар мог по-прежнему писать свои фельетоны, зная, что их будут читать с еще большим интересом, что сочувствие рабочих на его стороне.

Почему же произошло такое расхождение между судом и общественным мнением, которое приговором направлялось в одну сторону, а повернулось в другую? Где причины столь ненормального для нашей общественности и нашего строя конфликта? Какое преступление совершил Гайдар своим фельетоном и почему читатели, вопреки решению суда, не считают Гайдара преступником? Может быть, Гайдар возвел клевету и выдумку на пожаловавшегося суду следователя 3 участка нарсуда Филатова – главного героя фельетона?

Нет. Суд, заслушавший многочисленных свидетелей, признал, что «фельетон дал правильное освещение фактов и что с этой стороны Филатову нет оснований считать себя оскорбленным» (цитирую по газ. «Урал. Рабочий»). Все было так, как написано: следователь Филатов помимо служебной работы выступал по вечерам как музыкант в низкосортном кабаке «Восторг». Этот «Восторг» был убежищем для уголовного элемента и всякого рода подозрительных личностей. Гайдар в своем фельетоне изобразил следователя Филатова в этих двух ролях: допрашивающим обвиняемого и потом исполняющего в кабаке, по приказу того же самого обвиняемого, свои «музыкальные» и другие обязанности.

Могло ли это случиться? Могло. Что такое «совместительство» недопустимо, ни у кого не было сомнения, и в отношении Филатова оргвыводы уже сделаны. Однако, Филатов, называя фельетон «сплошной клеветой и выдумкой», обратился в суд, требуя привлечь Гайдара за оскорбление. И суд, удостоверившийся в правильности изложенных в фельетоне фактов, все же признает «форму самого фельетона оскорбительной» и выносит автору общественное признание.

Дело, оказывается, только в форме. Форма фельетона не понравилась. Выходит, что лучше было напечатать протокол. Выходит, что фельетонную форму произведений надо изгнать из газет. Но под силу ли это сделать нарсуду 2 участка г. Перми? Согласится ли читатель читать протоколы? Должна ли газета считаться с этим вытекающим из существа дела выводом суда?

Нет и нет. Рабочий читатель это понял и встал на защиту Гайдара. Рабочий читатель знает, что партия и соввласть на газету смотрят не так, как нарсуд 2 участка г. Перми.

Тов. Сольц на собрании рабкоров «Правды» говорил, что «бичевать только в форме протокола нельзя. Протоколом заинтересовать нельзя. Пусть это будет абсолютная правда, но если в «Крест. Газете» или «Правде» будут писать: того-то обокрали тогда-то и так-то, и полгазеты будет состоять из таких описаний, то никто читать не будет. Это скучно, а читать хотят с удовольствием. Печать должна разоблачать, а, когда она разоблачает, она имеет право немного преувеличивать… Нельзя просто описать факт, нужно представить его в смешном виде, в карикатурном виде, и это правильно, так как это газета, а не протокол. Надо, чтобы материал был преподнесен в таком виде, чтобы читатель получил удовольствие. Это его законное желание. Газетчики не могут с этим не считаться…»

И пермские газетчики считались с законным желанием читателя.

Вот почему приговор суда читательской массой не поддержан. Преступление Гайдара рабочим читателем воспринято как его заслуга. Читатель толкает Гайдара на новые такие преступления, и Гайдар продолжает эти преступления совершать там же, так как он дал подписку о невыезде.

Может быть, нарсуд изменит меру пресечения? Может быть, вообще, в согласии с общественным мнением суд найдет возможным пересмотреть свое несомненно ошибочное решение?

Е. ДВИНСКОЙ
Перепечатка из «Правды» от 5 апреля 1927 г., № 76 

Виртуальный музей Аркадия Петровича Гайдара
Филиал Обьединенного музея писателей Урала (www.ompural.ru)
Контактный телефон: (343) 371-46-52
E-mail: ompu@yandex.ru