Фельетоны А. П. Гайдара

 

«Пасхальный фельетон». 23.04.27г. , № 93

Кулича у меня сегодня не готовили. И не то, чтобы мною были даны жене на этот счет строгие директивы, - а просто так. По правде сказать, аванса к празднику не выдали.

Управделами у нас строгий человек, можно сказать, сознательный человек. Посмотрел на заявление и сказал глубокомысленным голосом:

- Что вы, дорогой товарищ? Постыдились бы. Да зачем вам аванс? Ну, я понимаю еще перед каким-нибудь пролетарским праздником, а то выдумали пасху. Пасха, дорогой товарищ, дореволюционный предрассудок, и вам, как пролетарскому писателю, стыдно должно быть за этакую необоснованную просьбу.

Сии мудрые и вразумительные слова, как это и следовало ожидать, дошли до самой глубины моей души. И вышеозначенная душа, встрепенувшись, запротестовала против моей невероятно-необыкновенной просьбы. И устыдившись, ушел я революционным шагом прочь от издательской кассы.

- Конечно, - подумал я дома лежа на кровати. – Пасха мне что? Вовсе ничего. Дадут аванс – вот тебе и пасха. Не дадут – вот тебе и великий пост. Так что не в этом дело.

Но все-таки действительно, неудобно как-то сознательному человеку куличи готовить. Правда, некоторые ухитряются на кулич пятиконечную звезду посадить, и оно как бы революционно снаружи выходит. Но опять-таки, по-моему, кулич он куличом и останется со всеми его качествами, а пятиконечная звезда на нем – это все равно, как если бы икону Георгия Победоносца переделать на портрет Буденного, абсолютно не соответствует, и не похоже что-то.

Да и зачем мне, в сущности, кулич? Конечно, кулич – вещь вкусная, но фаршированная щука тоже свою прелесть имеет, а пельмени со сметаной тоже неплохо, так почему же непременно кулич? Другое дело, у кого привычка, традиции, кто может с самого рождения  эдаким блюдам привык. Пусть он себе и разговляется на здоровье. Интересно бы посмотреть даже, как это у них все так же, как и раньше? Чинно, благородно и торжественно. Сидит какой-нибудь бывший генерал – натурально без эполет, но с лицом, сохранившим следы прежнего величия, и говорит окружающим:

- Ну, господа, за возрождение единой неделимой и великой… А в бокалах пена, пена легкая, - точно мыльная пена.

И с этими размышлениями я уснул и, уснувши, как полагается, видел сон, который впрочем, значительно отличается от обычных снов, ибо построен он был не по принципу свободного полета фантазии, а на основании действительных материалов, лежавших у меня в портфеле.

И был такой сон:


Городская скотобойня. Снуют рабочие, ревут быки. Дымный теплый вар поднимается от тающей земли и туманит глаза, а в тумане возле забрызганной стены рядом с огромной кучей говяжьей требухи сидит человек. И лицо у человека что-то странно, подозрительно знакомое.

Постойте. Постойте, кто это? Да ведь это, кажется, хорошо известный уральцам генерал-майор Кауфман. Это Кауфман – старший сортировщик скотобойных кишок. Он торопится окончить работу, чтобы честно заработать свой кулич, ибо… завтра пасха.


Барахолка… Люди, толкотня, давка… Стоп! Мы проголодались. Отбросим излишнюю щепетильность, сядем здесь же за горячие, вкусно пахнущие пельмени.

Но… постойте. Кто вы, не вы ли? Не вас ли встречал я на Невском, не вы ли бывший блестящий гвардеец генерал-лейтенант Сультенко?

- Я, – ответил он хмуро. – Ешьте пельмени, не задерживайте. Надо же поспеть домой и приготовиться, ведь завтра у нас пасха.


Возле китайца Ван-Лин-Лу стоит русский генерал Вешняков. Но почему в руках у генерала нет гибкой нагайки и почему голова Ван-Лин-Лу не срублена и не воткнута на заборный кол, несмотря на то, что он сидит перед генералом и, не снимая шапочки, говорит спокойно:

- Стоупай поусмотри за бочкой ишо три шкура.

И генерал уходит, и косые глаза хитро щурятся и он говорит:

- Я кустар-овчинник работай в город Свердловск… а он у меня работай заквасчик. Сегодня он много работай, завтра у него пасха.


Д-д-альше… Дальше.

Послушай, румын или грек, толкающийся с шарманкой. Сколько стоит вынуть счастье морской свинке из твоей клетки?.. Пять копеек… Хорошо, получай пятак, но пусть она мне честно ответит на то, что я задумал.

И отвечает:

- Ты думаешь, что хозяин грек или армянин или турок, нет – он русский, полковник Брысин, когда-то блиставший на балах придворных временщиков. Ты не веришь?.. Заходи к нам и в старой коробке ты найдешь тщательно сохраненный до сих пор великий боевой орден Владимира с мечами и бантом.


ОТ АВТОРА

Но… - сон есть сон – и я не прошу заморскую свинку предсказывать судьбу. Я не хочу, чтобы она ехидно скалила зубы и злобно хохотала над их судьбой.

Победителей не судят. Но и сильные побежденным даруют пощаду и право на жизнь. Живите все, кто как может. Надейтесь в слепом безумии, что счастье с вами, надейтесь и ждите… ждите, сколько вам угодно, по-старчески безнадежно.

Но… не утешайте себя надеждой, что для вас ваше прежнее когда-нибудь воскреснет.

ГАЙДАР

Виртуальный музей Аркадия Петровича Гайдара
Филиал Обьединенного музея писателей Урала (www.ompural.ru)
Контактный телефон: (343) 371-46-52
E-mail: ompu@yandex.ru