Виртуальная экскурсия

 

Часть 3. Работа в Пермской газете "Звезда"

В феврале 1926 года А. П. Гайдара включили в штат газеты «Звезда».

«Литературного работника Аркадия Петровича Голикова, приглашенного на работу в редакцию газеты «Звезда» с 1-го сего февраля, зачислить на фикс по 1 разряду с указанного числа и в число сотрудников издательства (ГАПО, ф. 52-р, оп. 1, д. 41, л. 127) (Распоряжение по издательству «Пермкнига» № 14 от 1 февраля 1926 года).

Первый разряд тарифной сетки  составлял 11 рублей 75 копеек в месяц заведующий отделом редакции получал 98 рублей, секретарь редакции – 122 рубля.

Из воспоминаний Бориса Никандровича Назаровского

«У Гайдара завелись деньги. Появилась черная бархатная куртка, брюки-бриджи и изготовленные по его проекту совершенно исключительного покроя высокие сапоги с невероятным козырьком, ну совсем ботфорты рыцарских времен, удобные для верховой езды, но, безусловно, затруднявшие гражданское пешее передвижение. Он не прочь был пощеголять в одежде своеобразного, им изобретенного фасона. Только держалась она на нем уж очень недолго, так как почти всегда бывала единственной в его гардеробе».

Путешествие по Средней Азии и Кавказу

Гайдара потянуло в путь. Весной 1926 года, получив гонорар за три своих  повести, Гайдар вместе  с Николаем Кондратьевым решил отправиться в кругосветное путешествие.

Перед отъездом опять сфотографировались.

Фотография. Весна 1926 года. Группа работников редакции.
А. П. Гайдар второй справа -  штатный сотрудник газеты.
Справа от него Г. Плеско, за ней – Б. Н. Назаровский.

(ГОПАПО. Ф. 25, оп. 1, д. 118).

Для путешествия по Средней Азии и Кавказу Гайдар и Кондратьев приоделись: были заказаны и изготовлены дорожные белые костюмы (юг, жара!), появились чемоданы. Ну, просто знатные путешественники! Поскольку отпуск им в ту пору положен еще  не был, то оба из редакции уволились. Однако, немалых денег, с которыми путешественники отправились в дорогу,  хватило ненадолго. По дороге пермские журналисты порядком поиздержались, так что пришлось подрабатывать. В Самарканде с заработком было совсем плохо.

Из кино-этюда А. П. Гайдара «Из тысячи и одной ночи».

«Это случилось как раз в то время, когда у нас осталось 33 копейки основного и оборотного капитала. За 9 копеек мы купили два десятка превосходных папирос «Маяк», а на оставшиеся – две великолепных свежих лепешки, единственным недостатком которых была их мизерная и несоответствующая нашим аппетитам величина.

Через некоторое время лепешки прекратили свое существование и мы, два странствующих журналиста, усевших на обломок глиняной стены, закурили папиросы и молча посмотрели друг на друга.

Ничего не поделаешь, мы позвали к себе старьевщика, и я продал ему весь свой чемодан».

Из письма Гайдара Б. Н. Назаровскому от 22 апреля 1926 года из Ашхабада (Фонды Гослитмузея).

«Живем мы хорошо, но стали настоящими бродягами, ночуем когда на вокзале, когда в разваленном доме, а когда и просто на улице… Колька скулит и мечтает о Перми, я бы тоже приехал….»

Приятели во время странствий настолько надоели друг другу, что,  в конце концов, поссорились и вернулись в Пермь, каждый по отдельности. Чтобы вернуться в Пермь, Гайдару пришлось работать грузчиком в Астрахани, а ночевать в саду под эстрадным помостом. Вид у горе-путешественника, по воспоминаниям его жены Л. Л. Соломянской,  был жалкий. Некогда белоснежный костюм утратил былое великолепие,  он держался благодаря тому, что был  в нескольких местах пришит к нижнему белью.

Блудного мужа Соломянская все-таки приветила, простили бесшабашный поступок и в редакции «Звезды».  И летом 1926 года А. П. Гайдара вновь зачислили в штат.

Осенью 1926 года Л. Л. Соломянская  уехала к матери в Архангельск, где у нее  родился сын. Из Перми Гайдар прислал жене телеграмму: «Сына назовите Тимуром».

Фотография. А. П. Гайдар с сыном Тимуром. 1928г.
(Из фондов ГОПАПО).

Гайдар и Соломянская прожили вместе недолго, в 1931 году они расстались. Ее второй муж Разин – замредактора газеты «Беднота» («Сельская жизнь») в середине 30-х подвергся репрессиям. В 1936 году арестовали и Лию Лазаревну.

А. П. Гайдар, раздобыв в «Комсомольской правде» телефон Ежова, позвонил тому прямо в кабинет: «Ты чего мою Лийку посадил?»

В  заключении Лия Лазаревна была до 1940 года.

Последние годы жизни она работала на киностудии «Союздетфильм».

По мнению Егора Гайдара, Лия Лазаревна послужила прототипом героини из произведения «Голубая чашка». Именно про нее сказано: «Бабушкин характер – не сахар».

Фельетоны

Аркадий Петрович Гайдар нашел себя как газетчик в фельетонах. Первым опытом в новом жанре стало его ироническое письмо «Адмотделу Пермского исполкома», которое сразу было замечено читателями.

Из воспоминаний Евгения Пермяка:  «Впервые я встретил Гайдара и познакомился с ним в редакции газеты «Звезда» в Перми. Я тогда был начинающим литератором, пробующим свои силы в газете. Гайдар был уже человеком с именем, по крайней мере, на Урале. Его фельетоны читались едва ли не первыми из того, что было в свежем номере «Звезды». Интерес к ним был вызван не только, так сказать злобой дня, но и литературный.

В дружеском кругу Гайдара называли ласково Аркаша. И это шло к нему. К его неувядающей юности. К лицу всегда свежему, моложавому. К голосу тоже шло, обычно немножечко торопливому и слегка заикающемуся, и очень часто взволнованному.

Черновые записи своих произведений Гайдар набрасывал «в голове» и переписывал в устном изложении, пересказывая их, как бы проверяя на слушателе». (Вопросы литературы 1979г. № 5, с. 317-318).

После публикации некоторых Гайдаровских фельетонов, нередко  в редакцию приходил какой-нибудь возмущенный гражданин  с вопросом:

«Где я могу видеть человека, написавшего вчера бездарный пасквиль?» Редактор «Звезды» постоянно был как на пороховой бочке.

Месть следователя

После откровенного гайдаровского фельетона «Шумит ночной Марсель» (конец 1926 года) было подозрительно тихо. Автор высмеивал местного следователя Филатова, который по ночам играл на скрипке в низкопробном кабачке «Восторг». Нелепость поведения судебного следователя доведена в фельетоне до совершеннейшего абсурда. Герой фельетона отомстил  спустя некоторое время. Гайдару под роспись вручили повестку в суд с обвинением «в клевете и оскорблении уважаемой личности».

Суд, удостоверившись в правильности изложенных в фельетоне фактов, все же постановил:  признать «форму фельетона оскорбительной» и вынес автору приговор.  «Гражданина Голикова Аркадия Петровича по статье 173 УК подвергнуть лишению свободы на одну неделю…заменить лишение свободы общественным порицанием на общем собрании сотрудников редакции «Звезды». Мерой пресечения Голикову избрать подписку о невыезде…»

24 ноября 1926 года в «Уральском рабочем» появилась заметка Я. Грина (Я. Гринвальда) «Пермский фельетонист под судом». Только «Уральский рабочий» сразу откликнулся на это событие.

В защиту Гайдара встал и редактор «Уральского рабочего» В. Филов.

31 декабря 1926 года – 2 января 1927 года в Перми проходило большое окружное совещание рабселькоров. В нескольких выступлениях на этом совещании говорилось о несправедливом осуждении Гайдара. Говорил об этом и сам Гайдар, участвовавший в работе совещания.

Приглашение в Свердловск

26 января 1927 года в Перми в большом зале Центральной Публичной библиотеки был назначен диспут о советском фельетоне с вступительным докладом редактора «Уральского рабочего»  В. Филова.

В докладе Филова значительное место занял разбор случая с фельетоном «Шумит ночной Марсель».

Именно по  приглашению В. Филова А. П. Гайдар  в феврале 1927 года переезжает в Свердловск и становится сотрудником газеты  «Уральский рабочий».

Перед отъездом Гайдара в Свердловск сотрудники «Звезды» сфотографировались.

Фотография. Редакция газеты «Звезда».
(Из фондов Музея писателей Урала).

Из воспоминаний художника Г. Ляхина:  «Особенно запомнился день отъезда Гайдара в Свердловск. Перед расставанием мы всем коллективом подарили ему вельветовую блузу – с одеждой тогда было худо. Он был доволен. Чуть ли не перед поездом решили всей компанией нашей сфотографироваться. Так наш Аркадий и запечатлелся в обновке».

В центре фотографии А.  Гайдар, справа от него Н. Кондратьев и Г. Плеско,  второй слева в верхнем ряду Г.  Ляхин.

По-разному сложилась судьба уральских друзей Гайдара. Николай Кондратьев тоже позднее работал в «Уральском рабочем». В Отечественную войну он погиб на Сапун-горе.

Л. Неверов (вверху с шарфом) – журналист, краевед, большой знаток родного края, до 1965 года работал в «Уральском следопыте».

Галина Плеско (справа от Кондратьева) долгое время работала корреспондентом АПН.

Геннадию Васильевичу Ляхину посчастливилось иллюстрировать первые литературные произведения А. П. Гайдара: повести «Жизнь ни во что», «Рыцари неприступных гор», «Лесные братья», незаконченный роман «Тайна горы».

Карандашный портрет А. П. Гайдара. Рисунок Г. В. Ляхина.
(Из фондов Музея писателей Урала).

Ляхин  переехал в Свердловск после отъезда Гайдара в Москву.  Полвека проработал он в редакции газеты «Уральский рабочий».

В Пермской газете «Звезда» Гайдар проработал с ноября 1925 по январь 1927 года. За это время в газете были  опубликованы четыре его повести, тринадцать рассказов, двенадцать очерков и 115 фельетонов.

Виртуальный музей Аркадия Петровича Гайдара
Филиал Обьединенного музея писателей Урала (www.ompural.ru)
Контактный телефон: (343) 371-46-52
E-mail: ompu@yandex.ru